Ас-салам Алейкум  !  25 Мая, 2017 г. - 21:08  
.
.
.
Главное меню

Сайты-друзья



Посетители
Сейчас, 60 гостей и 0 посетителей онлайн..

Вы анонимный пользователь.


Вход
 



 


Все еще не зарегистрировались? Регистрация сделает комфортными Ваши посещения этого сайта, предоставит доступ ко многим дополнительным сервисам и настройкам, которые для анонимного пользователя недоступны.

.

Новая тема   Ответить
Предыдущая тема Версия для печати Войти и проверить личные сообщения Следующая тема
Автор Сообщение
РинатПитерский
12 Тема сообщения: Татарлар Япониядэ!  СообщениеОтправлено: 19 Мая, 2005 г. - 20:49



Зарегистрирован: 12 Мая, 2005
Сообщений: 11502
Откуда : Алтын Урда
ЯПОНИЯ

В начале 30-х годов, после короткого перерыва на коллективизацию, истребление кулачества, индустриализацию и активные поиски "врагов народа", в СССР вновь начались репрессии на религиозной почве. От простого хулиганства, совершаемого в 20-х с революционным задором и веселостью, перешли к жесткой политике истребления носителей любой другой веры, кроме веры в товарища Сталина. Досталось всем - и сектантам, и христианам, и мусульманам. Их храмы разрушали, а верующих отправляли в Сибирь или на строительство какого-нибудь Волго-Донского канала.
Те, кому удалось избежать каторги, пустились на поиски счастья в другие страны. Китай манил беглецов видимой свободой и неограниченными возможностями для реализации своих надежд. Харбин встретил их шумом многолюдных улиц, оглушительным криком рикш и гудением бесчисленных автомобилей. Самое большее, что им смогли предложить - это мизерные заработки на строительстве Восточно-Китайской железной дороги. Часть татарской общины осталась в Китае, другая часть отправилась дальше и осела в Японии.
На строительство мечети скидывались всем миром, порой отказывая себе в самом насущном. Мечеть исправно служила прихожанам долгие годы, но не выдержала особенностей японской тектоники. Из-за частых подземных толчков стены дали трещины. Землетрясения расшатали само здание, но не веру истых мусульман. На протяжении 14 лет, пока шло восстановление новой мечети, верующие приходили сюда и молились прямо на тротуаре.
На восстановление мечети было потрачено 11 миллионов долларов. Фундамент построили японцы. Но возведение стен и отделочные работы доверили мусульманам. Более 600 рабочих из Турции воспроизвели в точности все нюансы классической персидской архитектуры. В результате появилось здание, красоте которого мог бы позавидовать сам халиф Абдель-Малик, легендарный строитель мечети Омара в Иерусалиме.
Сегодня в Японии живет более ста тысяч мусульман. Среди ник 80 семей - потомки тех поволжских татар, которые отправились в далекие страны на поиски пресловутого счастья. Для стариков оно наступило в тот момент, когда после 14-летнего молчания с минарета донеслось "Аллах акбар!". Звук отразился от стен роскошных небоскребов и слился с шумом автомобилей.
Наталия ЦВЕТОВА "Известия"

Исламский центр Японии
Мечеть Токио
Мечеть в Нагойе
Вообще первый официальный контакт Японии с мусульманской религией произошел в конце 19 века, когда японские представители прибыли с визитом в Турцию. Ответный визит турецкой стороны омрачился трагедией: на обратном пути из Японии в Стамбул турецкий корабль был настигнут тайфуном, в результате чего около 600 пассажиров погибли. На эту трагедию в Японии был организован сбор пожертвований для родственников погибших, которые были переданы правительству Турции в 1892 году двумя японскими журналистами Тораджиро Ямада и Осотора Нода. За два года пребывания в Турции они не только выучили язык этой страны, но и приняли Ислам, став первыми мусульманами Японии. Количество мусульман в Японии особенно увеличилось в результате пленения татар-мусульман в период русско-японской войны 1904-1905 г.г., а также от смешанных браков египетских офицеров с японскими женщинами ( Египет в то время выступал союзником на стороне Японии). Самыми активными миссионерами, пропангандирующими исламское вероучение, были египтянин Ахмед Фадли и известный татарский мусульманский деятель Абдул-Рашид Ибрагим (1852-1944). Усилиями последнего были созданы в Японии мусульманские общины и ассоциации, построены мечети. Именно он организовал Японскую ассамблею «Азия-Гикай», которую возглавил мусульманин-японец Абу Бакр Охара. После Октябрьской революции в России в 1917 году, в Японию прибыло много эмигрантов мусульман. Из губерний Волго-Уральского региона вместе с отступающей армией Колчака в Сибирь, а затем с ее остатками в Маньчжурию и Японию ушли те, кто имел в России достаточно высокий социальный статус – муллы, представители мусульманской интеллигенции, торговцы, имена некоторых из них приведены ниже(25). Алтынбаев Ибрагим, занимался торговлей в Бугульминском у. Оренбургской губ.; Апанаев, занимался торговлей в Казани; Багданов Нусратула, до 1918 года занимался торговлей в Давлеканово; Вагапов Хузиахмед, до революции занимался торговлей в Тюмени. Отец его по имени Ясави был делегатом первого Всероссийского мусульманского съезда (май1917 г., Москва); Валеев, мулла д. Иштиряк Белебеевского у. Уфимской губ.; Валиахмадов Хабибрахман, мулла д. Минни-Атзитар Уфимского у. Уфимской губ.; Валиев Валиахмед, бывший торговец; Валиев Шагимардан, бывший торговец из Агрызского у. Пензенской губ.; Гадельшин Хасан, до 1918 года занимался торговлей в Челябинске; Гимранов Назиб, бывший торговец из Агрызского у. Пензенской губ.; Дашкин Гали, до 1921 года занимался торговлей в г. Николаевск-на-Амуре Загидуллин Улутфула, бывший торговец из Агрызского у. Пензенской губ.; Зямилев Сатар, бывший торговец, уроженец Бугульминского у. Оренбургской губ.; Ильматов Закир, бывший торговец в городе Кунгур; Исангулов, до 1918 года занимался торговлей в Петропавловске (Казахстан); Касымов Маулия Мухамед, бывший торговец из Агрызского у. Пензенской губ.; Кудаков, бывший торговец из Пензенской губ.; Мазитов Мурзазян, бывшей торговец, уроженец Осинского у. Пермской губ.; Максудов Фаизрахман, до революции работал доверенным у купцов Хакимовых в Уфе; Минникаев Яздан, мулла д. Янурусщи Пермской губ.; Мулюков Ахмет-Шариф, мулла д. Габдрахман Уфимского у. Уфимской губ; Мунасыпов Ахмет-Сыддик бывший торговец из Агрызского у. Пензенской губ.; Муртазин Ахмет-Закир, мулла д. Габдрахман Уфимского у. Уфимской губ; Мухамедшин Сабир, уроженец Хабаровска, торговец; Нигматуллин Сарвар, мулла д. Иски-Кармаш Уфимского у. Уфимской губ.; Нургалиев Нурмухамед, бывший торговец из Агрызского у. Пензенской губ.; Рахимкулов Гирфан, мулла д. Минзитар Уфимского у. Уфимской губ.; Рахимов Абдул-Карим, служил муэдзином в Омской мечети; Рахманкулов Мухаметгариф, мулла из Бугурусланского у. Самарской губ.% Садыков Заки, до 1918 года занимался торговлей в Бугульме; Садыков Шамиль, до1918 года занимался торговлей в Бугульме; Сафин Гайнан, до 1918 года занимался торговлей в Красноуфимском у. Пермской губ.; Сулейманов Тимиргали, мулла д. Янгиюл Калмакской вол. Бирского у. Уфимской губ.; Туганаев Нурмухамед, бывший торговец из Агрызского у. Пензенской губ.; Фатхульисламов Мустафа, мулла д. Асано Бирского у. Уфимской губ.; Хаджи Гисматулла, бывший торговец из Агрызского у. Пензенской губ. Халиуллин Насибула, бывший торговец из Челябинского у. Оренбургской губ.; Шамгулов Мадьяр, служил муллой в деревне Нимисляр Уфимской губ., преподавал в медресе «Галия» в Уфе; Шераев, бывший торговец, проживал в городе Бирске Уфимской губ.; Якупов Хамедзян, бывший торговец из Агрызского у. Пензенской губ.; Янгуразов Рахим, бывший торговец из Агрызского у. Пензенской губ.; Ясави Ахмед, бывший торговец из Агрызского у. Пензенской губ.; Яхшиев Мутагар, бывший торговец, уроженец Осинского у. Пермской губ.В 1923 году численность татаро-башкирского населения достигла 3 тысяч. В 1927 году в Японии была открыта первая мусульманская школа. После первой мировой войны насчитывалось большое количество мусульман, прибывших из Индии. В 1935 году они построили первую мечеть в г. Кобе, в основном на благотворительные средства богатого мусульманина из г. Калькутты (Индия). Мечети строились и в других городах. В 1936 году – в Нагойе. В 1938 году открылась мечеть в Токио.

Особая роль в создании мусульманских общин Японии принадлежит одному из представителей башкир МухамедауГабдулхаю Курбангалиеву. Представитель древнего башкирского рода Курбангалиевых, внук известного на Урале ишана Абдул-Хакима, сын не менее известного «Аксак ишана» Габидуллы Курбангалиева, сформировавшего на свои средства в 1919 году «полк Мухаммеда» для борьбы с большевиками, брат башкирского белого офицера Аруна, погибшего в апреле 1920 года под Читой, сам Мухамед-Габдулхай был весьма заметной фигурой в общественно-политической жизни Башкирии и мусульман России. Он был делегатом Первого всероссийского съезда мусульман в мае 1917 года, в том же году вошел в состав Правительства Башкирии как представитель от Челябинского у., в 1918 году возглавил «Комитет по распространению гражданства и свободы среди мусульман», организованный мусульманами пяти волостей того же у. Осенью 1919 году он был вынужден покинуть родной Аргаяш и уйти с белой армией Колчака в Сибирь.Мухамед-Габдулхай всецело посвятил себя вопросу выживания башкир, оказавшихся с остатками белой армии в эмиграции. Мухамед-Габдулхай, пройдя Сибирь в качестве муллы мусульманского войска белой армии, становится духовным наставником мусульман – башкир и татар – в эмиграции. Он возглавил Токийскую мусульманскую общину, а в 1928 году стал председателем Союза мусульман Японии.При его же участии в 1925–1928 гг. были учреждены мусульманские общины в Кобе, Нагое, Йокогаме, позднее в городе Кумамото . В Кобе общину составили представители 50 семей, ее имамом стал Мадьяр Шамгулов, прежде служивший имамом в д. Нимисляр Уфимского у. Уфимской губ. (ныне это Нуримановский район Республики Башкортостан). Мусульманскую общину в Нагое возглавил Хусейн Кильки. После смерти Мадьяра Шамгулова (1938 г.) Хусейн Кильки возглавил общину в Кобе и прослужил имамом в этом городе более 25 лет. Имамом в Нагое остался Хуснутдин Саитгалеев, башкир из Бирского у. Уфимской губ., который оказался в Японии, покинув Россию вместе с остатками колчаковских войск. Общая численность мусульман тюрко-татар на Дальнем Востоке составила в годы перед Второй мировой войной 4 тысячи человек. Из них в Японии проживало 500 человек.Организованные в Токио, Кобе, Нагое, Кумамото и Йокогаме мусульманские общины стали центрами не только религиозной, культурной, но всей социальной жизни переселенцев. Большое внимание уделялось вопросу воспитания детей. Уже в декабре 1927 года в Токио была открыта первая мусульманская школа, директором которой стал Курбангалиев. Такие же школы для мусульманских детей были открыты в 1935 году в Кобе и Нагое. В Маньчжурии, в Харбине и Хайларе, школы для мусульманских мальчиков и девочек были открыты еще раньше . С осени 1932 года в Токио стал издаваться журнал «Япон мухбири». Журнал финансировался торгово-промышленными кругами Японии, в том числе концерном Мицубиси. Религиозную часть журнала редактировал Мухамед-Габдулхай Курбангалиев. Журнал печатался на тюрки на арабской графике в типографии, основанной самим Курбангалиевым в 1929 году. В ней также печатались учебные пособия для мусульманских школ, литература на арабском и тюркских языках. 12 июня 1934 года в типографии Курбангалиева был отпечатан Коран, изданный в Японии впервые. Деятельность Курбангалиева, его школы и типографии способствовали духовной консолидации мусульман Японии, их объединению в единый Союз мусульман Японии. Во главе мусульманских общин на Дальнем Востоке были, как правило, мусульмане, получившие религиозное знание, воспитание, профессиональную подготовку в медресе Волго-Уральского региона, многие из них до революции были преподавателями в этих же учебных заведениях. Мадьяр Шамгулов, например, в свое время был преподавателем медресе «Галия» (Уфа). Курбангалиев обучался в медресе «Расулия» ( Троицк, Верхнеуральский у. Оренбургской губ.), преподавал в медресе д. Медьяк (Челябинский у. Оренбургской губ.), и именно его в 1916 году муфтий Сафа Баязитов готовил в качестве своего преемника на должность муфтия России. Мусульманскую общину Харбина возглавил Гиниятулла Селиахметов (Селихмет). Его брат Кашшаф Селихмет в 1933 г. был назначен имамом шанхайской мечети, и с этого времени до 1945 г. семья проживала в Шанхае.В 1939 году Курбангалиев был выслан из Японии в Маньчжурию.

До 1944 года имами мусульманской общины в Токио были казанские татары, в том числе и Рашид Ибрагимов, похороненный в Токио. Кстати, книга Ибрагимова «Япония» в России так и не была издана 9.Тюрко-татарская эмиграция на Дальний Восток на первом этапе несомненно была спровоцирована экономическими причинами и национальной политикой самодержавной России. Несомненно также, что развитие ислама, распространение знаний о нем в этом регионе связано с деятельностью мусульманских общин, созданных тюрко-татарской эмиграцией. В частности, татарами были построены первые мечети в Японии и Корее. На наш взгляд, именно этому аспекту влияния татарской эмиграции уделялось недостаточное внимание исследователями.

Особенно широкий размах строительства мечетей и реконструкцию старых получили послевоенные годы. Некоторые из них строились даже при поддержке государственных структур. В 1953 году впервые мусульманская организация официально была признана в Японии в качестве религиозного объединения (Японская ассоциация мусульман), первым президентом которой стал Садик Имацуми (1905-1960). В 1966 году была образована вторая мусульманская структура – Исламский центр Японии. В 70-х годах с началом «нефтянного бума» на Ближнем Востоке, в Японии резко увеличилась численность мусульман. Ислам стали принимать многие видные японские деятели и предприниматели. Показателен пример со знаменитым в Японии врачом Шауки Футаки (1900-1994), который после принятия Ислама, учредил вместе с медперсоналом своей клиники организацию «Исламский конгресс Японии». В настоящее время приобщается к Исламу и много молодежи, особенно студентов. Многие из них обучаются в мусульманских центрах Ближнего Востока, Турции, Египте, Сирии. Рашид Сайфутдинов.
8. Татарский энциклопедический словарь. – Казань, 1998. – С. 214: «Один из организаторов Всероссийских съездов мусульман в 1906-07, член ЦК партии «Иттифак-аль-муслимин». Издатель и редактор журналов и газет. С 1921 года – в эмиграции, с 1933 – в Японии, имам соборной мечети в Токио. Много путешествовал по странам Востока и Европы, изучал жизнь мусульманских общин, пропагандировал ислам. Автор книг по истории распространения ислама в Юго-Восточной Азии и политической истории татар».
9. Книга «Âlem-i İslâm ve Japonya’da İntişar-i İslâmiyet» была издана в 1910 в Турции, где и хранится оригинал. В Японии книга была переведена на японский язык Каори
и Хисао Коматцу под названием "Жапония"; Komatsu Kaori and Komatsu Hisao, Caponya (Tokyo: Daishokan, 1991). Информация от Usmanova Larisa R. Ph.D. Candidate in Sociology The Institute for North East Asia Research, The University of Shimane 2433-2, Nobara, Hamada, Shimane, 697-0016 Japan
10. Там же. Современное состояние тюрко-татарского национального движения на Дальнем Востоке. Записка Квантунского жандармского управления № 465 от 23 марта 1935 года. Фонд 109, опись 7, № 35.
11. Хисамутдинов А. А. Российская эмиграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Южной Америке. Биобиблиографический словарь. Владивосток.: ДВГУ, 2000. Амир Хисамутдтнов – автор более 10 публикаций по истории дальневосточной эмиграции из России – А. Ю.
12. Курата Юка. Российская эмиграция в Японии между двумя мировыми войнами // Acta Slavica Japonica. 1996. XIV; Его же. Архивные фонды Японии: к изучению проблемы русской эмиграции в Японии // Зарубежная Россия. 1917-1939 гг. Сборник статей. СПб.: Издательство «Европейский Дом». 2000. С. 435-439.
13. Черникова Л., Бэй Вэнъли. Ван Чжичэн – исследователь истории русской эмиграции // «Проблемы Дальнего Востока». 2001. № 6. С. 132–136.
14. Чернолуцкая Е. Н. Российская ре-эмиграция из Китая // Россия и Азиатско-Тихоокеанский регион (Вестник ДВО РАН). 1996. № 2; Адутов Р. М. Татаро-башкирская эмиграция в Японии. Набережные Челны. 1997; Юнусова А. Б. Исламский фактор во внешней пролитике Японии в 20–30-е годы XX века // Свободомыслие и свобода совести в мировой истории. Уфа: БашГУ, 2001. С. 64–69; Ее же. «Великий имам» Дальнего Востока Мухамед-Габдулхай Курбангалиев // Вестник Евразии. 2001. № 4. С. 83–117; Ее же. Исламский фактор сохранения этнической идентификации у российской мусульманской эмиграции на Дальнем Востоке (Япония, Китай) // Второй Всемирный курултай башкир. Стенографический отчет. Уфа: Китап, 2002. С. 472–478.

МИСС ФАТИМА КАЗУА
После второй мировой войны я наблюдала как быстро ослабевала наша вера в свою религию. Несмотря на то, мы начали осваивать американский образ жизни, явственно ощущалась нехватка чего-то, очень важного. Чего то нам не хватало. (Я не могла понять, но для успокоения души необходимо было найти путь решения этого вопроса).
В этот период мне повезло в том, что я познакомилась с одним мусульманином, проживающим в Токио. Поведение этого мусульманина и его религиозные обряды очень заинтересовали меня, и как-то задала ему несколько вопросов. Его ответы оказали на меня положительное воздействие и глубоко удовлетворили меня. Кроме того, я убедилась в том, что только с позволения Всевышнего устраивается и регулируется человеческая жизнь. В результате всего этого изменились мои жизненные взгляды, и чувствовала себя в согласии с Создателем нашим.
Не могла себе даже представить, что за столь короткий срок так сильно могут измениться человеческие взгляды на жизнь.
Посмотрите, пожалуйста как здороваются мусульмане, - "Ассаламу Алейкум ва Рахматуллах ва Баракатуху". Это означает: "Аллах даст тебе покой и мир и будь ты всегда счастлив".
Посредством мусульманского друга я познакомилась с мусульманской верой и очень полюбила спокойный, чистый и простой образ жизни в исламе.
Я полностью и твердо убеждена в том, что единственно Ислам может внести в человеческую и общественную жизнь спокойствие и мир. Очень счастлива, что вместе с Исламом я приобрела душевный покой. Теперь, я хочу и постараюсь как можно больше распространять Ислам в Японии.
МИСС ФАТИМА КАЗУА
(Япония).

http://mosgues-3.narod.ru/Japonia.htm
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail WWW  
Ответить с цитатой Наверх
РинатПитерский
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: 19 Мая, 2005 г. - 20:54



Зарегистрирован: 12 Мая, 2005
Сообщений: 11502
Откуда : Алтын Урда
РАФАЭЛЬ АДУТОВ: «ВМЕСТЕ С НИМИ ОТ НАС УШЕЛ ЦЕЛЫЙ МИР»

На днях из поездки в страну Восходящего Солнца вернулся челнинский исследователь Рафаэль Адутов. Он стал известен в Татарстане после выхода своей книги «Татаро-башкирская эмиграция в Японии».

Это уже не первая поездка Р. Адутова на Дальний Восток. Итогом предыдущих вояжей стала вышеназванная книга. В ней рассказывается о том, как татары попали в Японию и об их сегодняшней жизни там. «Вечерка» уже писала о книге Р. Адутова, поэтому лишь напомним: ядром татарской эмиграции в Японии стали татарские и башкирские казачьи соединения под предводительством атамана Семенова.
Естественно, что после Октябрьской революции и окончания нэпа в Японии оказались и купцы, ведущие дела в основном с Китаем. «Вместе с этими людьми от нас ушел целый мир, о котором мы имеем весьма туманное представление», – говорит Рафаэль-эфенди. Он сейчас занят подготовкой второго, расширенного издания своей книги. Последняя его поездка собственно является частью этой работы.
Как поделился с нами Рафаэль Масгутович, на этот раз ему посчастливилось встретиться не только с президентом татарско-тюркской общины Токио Тамимдаром Мухитом, но и с президентом Исламского центра в Японии профессором, арабом по национальности Салихом Самарраи. Кроме того, челнинец пообщался с Анваром Апанаевым, потомком знаменитого купеческого рода. Анвар-эфенди – владелец крупной страховой компании, в недавнем прошлом играл на нью-йоркской фондовой бирже, сейчас является президентом Торгово-промышленной палаты Турции в Японии.
Рафаэль Адутов особенно рад тому, что разыскал Рамазана Сафу, сына последнего имама татарской мечети в Токио Гайнана Сафы. Вдова исполнительного директора ТПП Турции в Японии Расима Вахапа пообещала прислать почтой материалы и фотографии, рассказывающие о жизни Расима-эфенди и его отца, который был одним из лидеров японского испламского общества. Одним словом, поездка получилась очень полезной и продуктивной. Сейчас Рафаэль Масгутович будет ждать поступления материалов из Японии, а до того попытается найти факты из российской жизни татар, эмигрировавших на Дальний Восток. «Задача весьма сложная, думаю, для ее выполнения понадобится года два, не меньше», – считает Р. Адутов.

Равиль САБИРОВ.

_________________
Татары - мусульмане!

Всемирный Исламский сайт: http://www.muslim-info.com/
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail WWW  
Ответить с цитатой Наверх
РинатПитерский
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: 23 Марта, 2010 г. - 10:04



Зарегистрирован: 12 Мая, 2005
Сообщений: 11502
Откуда : Алтын Урда
Япониядән сәлам!

Һәрберебез журналист һөнәрен үзләштерсә дә, һәр группадашның язмышы үзенчә хәл ителде. Кемгәдер хезмәт юлы башында ук уңыш елма¬еп, Боровой премиясен алу бәхетенә иреште. Кемдер югары даирәләрдә үз урынын тапты. Күптән түгел Япониядә татар диаспорасы һәм аның язмышы хакында китап басылып чыкты. Әлеге китапның авторы — группадашым Лариса Усманова. Япониядә яшәү, шул илдә үз урыныңны табу, минемчә, гаять кызыклы. Ларисага сорауларым байтак җыелган иде.

— Япониягә кайдан килеп чыктың?
— 1996 нчы елда «Сакура» татар-япон үзәген оештыручыларның берсе мин. Япониядә укуларда булдым. Илнең мәдәнияте белән таныштым. Соңрак Аоляма Гакуин университетында белем алу теләге туды. Халыкара сәясәтне өйрәнеп, магистрлык дәрәҗәсен алу мөмкинлеге иде бу. Тема ми¬нем өчен кызыклы. Бу өлкәдә өйрәнүләрем¬не дәвам иттем һәм 2003 нче елда АКШның Солт-Лейк-сити шәһәрендә әзерләгән докладым халыкара конференциядә иң яхшы дип табылды. Докторлык диссертациясе язасым килде. Университетта япон лингвисты Хатто¬ри Сироның архивы саклана. Анда гарәп телендә бастырылган иске газетлар җыелмасы булган. Япон профессорының хатыны Пен¬задан татар эмигранткасы Мәгыйрә Агыйга газет белән ниндидер бәйләнештә торган, күрәсең. Һәр язманы җентекләп өйрәндем. Газетларның 9 еллык архивы тупланган биредә (1936 1945 еллар). Төрки-татар эмиграциясенеке булган ул. «Милли байрак» исеме астында дөнья күргән. Кыскасы, әлеге табыш минем докторлык диссертациясенең темасы булды. 3 елдан соң якладым һәм Токиода инглиз телендә китап итеп бастырдым.
— Ил нәрсәсе белән гаҗәпләндерде сине?
— Катлаулы сорау. Беренчедән, һәркайда тәртип булуы беләндер. Чисталык, төзеклек. Бераз төптәнрәк илне белгәч, мәдәнияте, традицияләре, тарихы белән танышкач, күп нәрсә таң калдырды. Россия системасы белән чагыштырганда, ул үз кануннары белән яшәүче башка цивилизация.
— Димәк, Япониягә күнектең инде?
— Мин алай дияргә ашыкмас идем. Чит кешегә теләсә кайсы илдә яшәргә өйрәнер өчен, 4 этапны узарга туры килә. Беренчесен «романтик» дип атыйк. Сиңа бар да ошый, бар да яхшы. Икенчесе-негатив. Бернәрсә дә ошамый, син өйрәнгән мәдәният белән чагыштырганда, бу күңелгә ят. Аннан башкалар кебек булырга тырышасың. Һәм соңгы этап-кеше җәмгыятькә җайлаша, тик үз шәхси тормышын алып бара. Беренче ике этапны үтә алмаган кешеләр үз илләренә кайтып китәләр. Минем үз алдыма куелган бурычым, максатым бар. Япониядә яшәүне эшем өчен кирәк дип саныйм. Һәм еш кына ниндидер яңа ачышларга тап булам.
— Япония студентлары безнекеләрдән аерыламы?
— Кыска һәм гади итеп әйткәндә, алар ипле һәм тырыш. Әлеге сыйфатларны биредә кечкенәдән тәрбиялиләр.
— Дөньякүләм кризис сизелдеме? Илдә һәм үзеңдә.
— Тәгаен гына әйтә алмыйм. Шәхсән үзем аны сизмәдем. Узган ел Япониядә бөтен кешегә 12 мең йен (100доллар тирәсе) өләштеләр. Чит илдән килеп яшәүчеләргә дә тәтеде бу акча.
— Тормыш-көнкүрешең турында да сөйләп үт әле.
— Университет хезмәткәре буларак, уку йорты янындагы фатирда яшим. Бернинди дә экзотика юк. Бөтен кеше кебек үк коммуналь хезмәтләр өчен түлим. Интернет бушлай. Телевизордан РТР-Планетаны карыйм. Россиядә булган вакыйгаларны шуннан күзәтәм. Атнага бер тапкыр бассейнга йөрим. Бал биюләре белән шөгыльләнәм. Соңгы вакытта йога белән кызыксына башладым. Күбрәк университет тормышы белән яшим. Көндәлек тормышта да коллегаларым белән аралашырга туры килә. Ил буйлап сәяхәт итәргә яратам.
— Ә туган якларда, Татарстанда еш буласыңмы?
— Алай ук еш түгел. Соңгы тапкыр узган елның февралендә кайткан идем.
— Күптән түгел Япониядә татар мәдәнияте көннәре үтте.
— Һәм бу беренче мәртәбә. Советлар Союзы таркалгач, Япониягә күченеп килүчеләр шактый булган. Шуларны җыю теләге туды миндә. Татар мәдәнияте көннәрен 3 өлешкә бүлдек. Бу илдә төпләнеп калучыларның тарихы хакында сөйләштек. Татар мәдәнияте, сәнгате үрнәкләрен күрсәттек. Казаннан да артистлар килде. Татар милли ризыклары белән сыйландык. 70 ләп кеше бар иде.
— 2010 елда нинди планнар белән яшисең?
— Төньяк-көнчыгыш Азиядәге төрки-татар эмиграциясе хакында Россиядә рус телендә китап чыгару турында уйлыйм. Япониядәге яңа татар диаспорасына да ярдәм итәсем килә. Инглиз, япон телләрендә дә бу хакта төрле материаллар язачакмын. Барып чыгар дип уйлыйм.
"Халкым" №1(17), 15 гыйнвар 2010 ел

_________________
Татары - мусульмане!

Всемирный Исламский сайт: http://www.muslim-info.com/
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail WWW  
Ответить с цитатой Наверх
РинатПитерский
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: 08 Января, 2011 г. - 21:30



Зарегистрирован: 12 Мая, 2005
Сообщений: 11502
Откуда : Алтын Урда
Татары как медиаторы между исламом и японской культурой

Сливки татарской нации уехали из Российской империи и из СССР за рубеж. Их деятельность представляется весьма интересной для понимания настроений той эпохи, взаимодействия с другими культурами и нациями. Предлагаем вашему вниманию интервью с Л.Усмановой, доктором социологии, редким специалистом по татарам на Дальнем Востоке.
– Как Вы попали в такую экзотическую страну как Япония, к тому же на столь длительный срок?

Л. Усманова
– В 1997 году в Казани был создан татаро-японский центр «Сакура». Тогда я работала журналистом в «Казанских ведомостях». Директор центра Асия Садыйкова пригласила меня помочь в информационном обеспечении работы центра. Мы начали сотрудничать с посольством Японии, приглашать в Казан их представителей. В 1998 году состоялся первый визит японского посла в Татарстан. Через некоторое время в посольстве предложили отправить одного из сотрудников центра на обучение в Японию, так получилось, что выбор пал на меня.
Честно говоря, я поехала туда не с целью обучения, у меня был журналистский интерес: хотела познакомиться с их культурой и не ставила себе целью изучать японский язык. Но по программе, по которой я поехала, можно было долго учиться, вплоть до получения докторской степени. К тому времени я уже защитила в России кандидатскую диссертацию по педагогике журналистики. После приезда в Японию, это было в октябре 1999 года, полтора года изучала язык, потом поступила в магистратуру к профессору Хакамада, брату Ирины Хакамады, который является специалистом по русско-японским отношениям.
Помимо этого меня попросили проконсультировать группу журналистов с главной государственной телекомпании NHK, которая работала над программой по Татарстану. Во время работы над этой программой я познакомилась с переводчиком с английского языка, татарином по фамилии Курбангалиев. Асад абы был сыном того самого Курбангалиева, который основал общество мусульман в Токио.
– Как Вы начали изучать историю татарской эмиграции в Японию?
– После магистратуры я поступила на докторский курс в только что созданный, новый университет в префектуре Симанэ Японии, в городе Хамада. После начала учебы мой профессор Иноуэ сообщил мне, что в архив университета поступили газеты на арабской графике, эти газеты были связаны с тюрко-татарской эмиграцией на Дальнем Востоке. Я смогла прочесть только название: «Милли байрак». Тогда я написала Надиру Дәүләту, специалисту по татарской истории в Турции, от которого получила ответ, что оказывается его родители выпускали эту газету с 1935 по 1945 гг. Газета считалась утерянной, сохранились только отдельные экземпляры.
Я рассказал об этом своему руководству, на что они сказали, что это моя судьба! Так как на тысячу километров вокруг нет ни одного татарина. Но мне нужно было изучать арабскую графику, татарский язык, так как я хоть и татарка, но получила русскоязычное образование. Хотя с другой стороны, кто еще будет этим заниматься? В один момент я даже почувствовала, что это моя некая миссия перед собственным народом. Необходимо было хотя бы создать каталог газетных статей. Таким образом я начала изучать эти газеты. И тут выяснилось, что оказывается татарская эмиграция принесла ислам на Дальний Восток.
– До этого Дальний Восток не был знаком с исламом?
– Был, но очень мало, и только в районе Восточного Туркестана. Татарская эмиграция сыграла определенную роль в знакомстве Дальнего Востока с исламом, но эта тема была малоизученна. Я стала списываться с другими специалистами по этой теме, в том числе с турчанкой Сельчук Эсенбель, которая работала с другими источниками, в том числе американскими. Она также утверждала о значительной роли татарской эмиграции в распространении ислама на Дальнем Востоке. Японцы об этом тоже знали, но не углублялись в эту тему, так как в силу исторических причин им было неудобно заниматься изучением периода 30-40хх гг. Получалось так, что эта тема с одной стороны была на поверхности, с другой стороны никто ею никогда не занимался основательно.
Необходимо было найти ответы на следующие вопросы: каким образом татары попали в Японию, какую роль они сыграли в социальной и политической жизни этой страны. Я пришла к выводу, что татарская диаспора сыграла огромную культурную роль в жизни дальневосточного региона, например, за счет своей предпринимательской деятельности, а также в распространении ислама.
– Сохранились ли представители той диаспоры?
– Сейчас в Японии живет несколько татарских семей, но они входят в турецкое общество. После II Мировой войны многие переехали в Турцию, США, Австралию. Мусульманская община передала всю свою собственность Турции, сегодня дом-офис на территории Токийской мечети, в котором размещалась община, находится в турецкой собственности.
– По некоторым данным в первой половине XX века в Японию мигрировало около семи тысяч татар.
– Семь тысяч – это, скорее всего, на территории всего Дальнего Востока, в том числе и в Манчжурии, а в Японии было около двух тыс., это по самым приблизительным подсчетам. Многие из них регистрировались как мусульмане, или русские мусульмане, поэтому по документам невозможно обозначить, что это татары или кто-то другие.
– Вы сами поддерживаете отношения с представителями татарской диаспоры?
– Да, я общалась с руководителем турецкого общества Темимдаром Мухитом вплоть до его смерти в апреле 2009 года. Еще несколько семей живут в Токио, но их дети уехали и живут в Америке, Австралии.
– Сохранили ли представители татарской диаспоры свою национальную идентичность?
– Да, старшее поколение очень жестко придерживается своей культуры. Они изначально представляли основу мусульманской общины Японии. Уже после войны в Японию начали эмигрировать мусульмане из других стран, например из Индонезии, Пакистана, Бангладеша, которые начали вливаться в эту же общину. Последний татарский имам Токийской мечети Гайнан Сафа прослужил до 1984 г. До него в мечети также имамами были только татары. Это тоже признак того, что татары были основой мусульманской общины Японии.
– В Японии сегодня много мусульман?
– Не очень много, в основном они не японцы. Есть, конечно, какой-то небольшой процент японцев, но в большей части это приезжие. Сами японцы относятся к религии не столь трепетно, они довольно толерантны в этом плане, для японцев вера – личное дело каждого.
– Известно, что Абдурашит Ибраһим (татарский общественный деятель, долгое время проживший в Японии) обратил в ислам некоторых влиятельных японцев. Имело ли какое-то дальнейшее продолжение распространение ислама среди японцев?
– Да, конечно. Ибраһим повез в хадж некоторых крупных военных чиновников Японии. Многое тогда было завязано на военной стратегии Японии, поэтому первыми мусульманами-японцами были сотрудники спецслужб. Ибраһим хотел доказать, что ислам выгоден Японии с политической точки зрения. На мой взгляд, ему это удалось. Идея была подхвачена японскими националистами, и несколько человек целенаправленно пришли в ислам. Первый японский хаджи Ямаока писал, что они ставили себе целью с помощью ислама проводить императорскую политику во внешней политике Японии.
– Распространение ислама среди японцев ограничилось лишь узким кругом сотрудников спецслужб?
– Нет, после возвращения с хаджа Ямаока основал Мусульманскую ассоциацию Японии, которая и начала привлекать продвинутых японцев в ислам. Они готовили сотрудников для работы в Маньчжурии, которые смогли бы жить там в мусульманском анклаве и распространять влияние Японии.
– Сегодня японцы принимают ислам?
– Я бы не сказала, что это носит масштабный характер. Если женщины выходят замуж за приезжих мусульман, разумеется, они обращаются в ислам. Японцы в этом плане очень толерантны.
– Хотелось бы остановиться на личности Абдурашита Ибрагима. Это поистине легендарная личность, наследие которого изучают в Турции, Японии, но что парадоксально, у нас он малоизвестен.
– Да, именно. Чего только стоит книга, основанная на его путевых записях. Скажем, произведение Гончарова «Фрегат Паллада», в котором рассказывается о поездке писателя в составе российской делегации в Японию, мы используем как один из главных источников о Японии того периода. А Абдурашит Ибраһим в начале XX века поехал в Японию и встречался с вышестоящими лицами и все это подробно описал, но этого источника нет на русском языке.
– Есть современное издание «Алем-и Ислам» (двухтомник А.Ибрагима, рассказывающая о его путешествиях по мусульманским странам) на татарском языке?
– По-моему нет. У нас была идея с Айратом Заһидуллиным, руководителем отдела рукописей из Национальной библиотеки РТ, сделать перевод этой книги. Нужно найти оригинальные источники, купить книгу, она продается в книжных магазинах в Турции. Айрат готов собрать специалистов, которые будут переводить книгу на современный татарский и русский. Я готова сопроводить ее комментариями. Я сама читала эту книгу в японском переводе. Книга читается очень легко, это не научная монография, а очень интересное познавательное произведение о Японии периода Мейдзи. Поэтому сами японцы считают ее довольно интересным источником информации о своей стране того периода.
Недавно я перевела с японского статью Ибраһима о татарах, написанную в Японии в 1909 г., она будет опубликована в книге о Абдурашите Ибраһимове, которая готовится к изданию издательствами «Рухият» и «Жиен» в серии «Шэхеслэребез». В статье Ибраһим выражает надежду на независимость татар, статья была опубликована в дипломатическом вестнике – официальном журнале МИД Японии.
– Ведь после этого Ибрагим возвращался в Россию…
– Да, это очень удивительно. Есть информация, что в 1904 году, накануне Русско-японской войны он занимался антироссийской пропагандой в Японии. После этого он поехал в Турцию, а оттуда в Крым, где его арестовали и посадили в тюрьму. И вдруг через 2 недели он уезжает в Петербург, где встречается с министром внутренних дел, после чего буквально через неделю начинает заниматься организацией мусульманских съездов в России. Он был движим целью реализации своей идеи, стремился создать мусульманскую автономию в России.
А в 1907 году после отказа правительства от либеральных реформ и усиления реакционного режима он уехал в Японию. Думаю, он сделал вывод о том, что с Россией добиться своего не получается, и попытался реализовать свою идею в сотрудничестве с Японией.
– Почему именно в Японии?
– Не только в Японии, он и по Европе поездил. Почему с Японией? Это первая азиатская страна, которая победила европейский колониализм. Она вызывала огромное уважение у мусульман всего мира, тогда находившихся под колониальными режимами западных стран. К тому же у Японии были свои интересы в исламе, особенно это касалось экономических интересов во внешней политике.
В следующем году я хочу провести в Казани конференцию, посвященную мусульманскому фактору во внешнеполитических отношениях России и Японии, а также татарской эмиграции на Дальнем Востоке.
– Можете рассказать подробнее о конференции?
- Конференция пройдет в июле следующего года в Казанском федеральном университете. Работа конференции будет состоять из трех секций: исторический аспект – исламский фактор внешнеполитических проектов России и Японии в первой половине 20 в.(20-40-е гг.), современное состояние татарстано-японских отношений, судьба российской мусульманской эмиграции в Японии и на Дальнем Востоке. В конференции примут участие ведущие ученые России, Японии, Турции и США по данной проблематике, СМИ Японии и представители японских компаний, имеющих представительства в России, а также Турецкого консульства. Вероятно участие представителей зарубежной татарской диаспоры.
Также хочу выступить с предложением создания музея татарской эмиграции в Казани или где-то еще. В Японии нам предлагали создать такой музей. В Токио на территории турецкого посольства находится здание мусульманской школы. На первом этаже здания живет сын Гайнана Сафы, последнего татарского имама, Рамазан Сафа, а второй этаж здания пустует. Рамазан абый на втором этаже предложил создать музей татарской эмиграции. Такой музей необходим и у нас в Казани. В Москве же смогли сделать музей русского зарубежья. Почему бы и нам это не сделать? У нас до сих пор этого нет, хотя обладаем огромной базой источников.
– Резюмируя, можете дать оценку влияния татарской эмиграции на Дальний Восток?
– Во-первых, присутствие татарской эмиграции способствовало изучению и продвижению тюркских языков, во-вторых, татары повлияли на распространение ислама, создали мусульманскую общину в Японии, в-третьих, многие татары работали переводчиками, например М.Курбангалиев принимал участие в создании русско-японского словаря. Таким образом, татары играли своеобразную роль медиаторов между западной и восточной культурами. При этом татарская община была очень организована, они подчинялись друг другу, например, Гаяз Исхакый очень жестко координировал деятельность общины. И ведь татарская община была не только в Японии, но и в Харбине, Корее и других регионах. Все они занимались пропагандой мусульманского образа жизни.
Искәндәр Нәбиуллин

Комментарии:
1. Rimma
Как-то беседовала с одной личностью, которая тоже давно глубоко изучает жизнь Әбдерәшита Ибраһимова. Так вот по рассказам, которые я слышала, Әбдерәшит хэзрэт был очень близко знаком с женой будущего (видимо, так и несостоявшимся) императора Японии Хирокито с императрицей Нагако. Әбдерәшит хәзрәт был приближен к императорской семье. Интересная деталь, что учительницей, остазбикэ Нагако была татарская женщина по имени Алтынчәч, поэтому Нагако очень много знала о татарах. И вот эта умница-императрица восхищалась татарами и сказала, мол, что у татар очень много выдающихся личностей, писателей, музыкантов. Но если б был у татар еще кинематограф, то этой нации не будет равных. Поговаривают, что Әбдерәшит хәзрәт был не только мессионером ислама на востоке, но даже разведчиком, которому не было равных. Он даже обучал шпионским методам японцев, организовал “33 отряд”. На сколько это правда, я не знаю…. Но все же мәрхүм Әбдерәшит Ибраһимов был легендарным человеком. а ведь человек с провинциального города, не из Казани, из Сибири

Л. Усманова

_________________
Татары - мусульмане!

Всемирный Исламский сайт: http://www.muslim-info.com/
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение Послать e-mail WWW  
Ответить с цитатой Наверх
MartaN
Тема сообщения:   СообщениеОтправлено: 06 Июля, 2016 г. - 20:25



Зарегистрирован: 06 Июля, 2016
Сообщений: 2

Интересная статья, спасибо.
 
 Профиль пользователя отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой Наверх
Показать:     
Перейти к:  
Время в формате GMT + 3
Новая тема   Ответить
Предыдущая тема Версия для печати Войти и проверить личные сообщения Следующая тема
PNphpBB2 © 2003-2006 
.

Сайт принадлежит Санкт-Петербургской Общественной Организации "Общество Татарстан"
При копировании материалов сайта ссылка на сайт обязательна!