Ас-салам Алейкум  !  25 Мая, 2017 г. - 21:13  
.
.
.
Главное меню

Сайты-друзья



Посетители
Сейчас, 54 гостей и 0 посетителей онлайн..

Вы анонимный пользователь.


Вход
 



 


Все еще не зарегистрировались? Регистрация сделает комфортными Ваши посещения этого сайта, предоставит доступ ко многим дополнительным сервисам и настройкам, которые для анонимного пользователя недоступны.

.
. . .
Размежевание татар и башкир по своим республикам стало большой удачей большевиков
60 просмотров
 
.
.
Мировые новости Татаро-Башкирская Республика: упущенная возможность? Колонка директора института истории им. Ш. Марджани для «Реального времени»

Недавно Всетатарский общественный центр (ВТОЦ) выступил с идеей присоединить часть Башкирии к Татарстану. Инициатива объединить две республики, в которых живут братские народы татары и башкиры, отнюдь не нова. Директор Института истории им. Ш. Марджани Рафаэль Хакимов в авторской колонке, написанной специально для «Реального времени», рассказывает о таких интересных проектах, как штат Идель-Урал и Татаро-Башкирская республика. Колумнист также рассказывает о драматичных судьбах тех деятелей, которые стояли у истоков национально-территориальных автономий в Поволжье и на Урале.

Штат Идель-Урал и Татаро-Башкирская Республика

В коридоре Института истории им. Ш. Мардажни АН РТ висит карта Татаро-Башкирской республики, выпущенная в связи с учреждением республики 22 марта 1918 года. Она навевает на размышления о возможных путях развития России при создании такого мощного в политическом, экономическом и культурном плане субъекта Федерации, да еще в стратегически важном регионе. История страны наверняка была бы другой…

Предки татар с древнейших времен освоили территорию между Волгой и Уралом. Основное ядро татар концентрировалось вокруг Казани, Уфы, Оренбурга, Нижнего Новгорода, на Урале и в Западной Сибири. С началом революции 1917 года в России появляются самые различные проекты переустройства страны. Более того, самопроизвольно возникают республики, такие, как Украина или Туркестан. Появляются даже экзотичные для сегодняшнего понимания Донецко-Криворожская, Кубано-Черноморская, Терская, Донская, Таврическая и другие советские республики. Многие из них так же быстро исчезли, как и появились. В условиях массового объявления суверенитетов большевики были вынуждены принять на III съезде Советов 18 января (31 января) 1918 года «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», которая признала Россию Советской Федерацией.
На этой волне вполне естественно и среди татар появились различные проекты. Наиболее значимой была идея учреждения штата Идель-Урал, выдвинутая Садри Максуди и Гаязом Исхаки. Проект штата предполагал федеративный принцип государственного устройства России и не делал акцент на этническом факторе, хотя инициаторами выступали татары. Организаторы штата были достаточно лояльны к советской власти, но не были коммунистами, а потому большевики не могли допустить провозглашения республики в центре европейской части России. В Москве воспользовались разногласиями в татарском мире, чтобы остановить создание штата.
Накануне объявления о проекте создания штата Мулланур Вахитов и Мирсаид Султан-Галиев выдвинули альтернативный проект по созданию Татаро-Башкирской республики. Это собственно та же концепция штата Идель-Урал, но на базе социалистической идеологии. С тем, чтобы не допустить объявления штата, Султан-Галиев с горсткой большевиков арестовал руководство Милли Шуро — Военного совета (местные представительные органы национально-культурной автономии — прим. ред.). Следует сказать, что в то время в Казани, Уфе и Оренбурге были сосредоточены значительные мусульманские части, лояльные к организаторам штата. Арест руководителей Милли Шуро спутал планы сторонников учреждения штата, чем воспользовались большевики. Они умело разыграли «башкирскую карту», подписав с Заки Валиди договор о создании самостоятельной Башкирской автономии. Татаро-башкирский фронт распался, пропустив на историческую арену агрессивный большевизм.

Невоплощенные идеи Султан-Галиева

Решительность Султан-Галиева, граничившая с авантюризмом, достойна восхищения, но эти политические события обернулись его личной трагедией и драмой для татарского народа. Султан-Галиева нельзя обвинять в том, что он оказался с большевиками, ведь в то время социал-демократы выступали за права народов в России, за самоопределение наций. Против большевиков выступало «белое» движение с лозунгом за «неделимую» Россию. Колчак, подошедший к берегам Волги, ни о каких правах народов не заикался. Тогда еще не было оснований для сомнений в недемократичности большевиков, а белогвардейцы призывали просто к восстановлению монархии со всеми последствиями для нерусских народов. Для Султан-Галиева выбор на то время был очевиден.
Султан-Галиев не был традиционным большевиком, можно даже сказать, что он вовсе не был большевиком, хотя и состоял в ВКП(б) и работал в Наркомнаце. Он пытался соединить социализм с исламом, создать параллельную коммунистическую партию в Туркестане, разрабатывал советскую антиколониальную политику — Ленин всего лишь озвучивал мысли Султан-Галиева. Влияние Султан-Галиева на восточную политику большевиков ощущалось даже после его ареста в 1923 году.
Идеи социализма в начале ХХ века владели умами всей Европы, тогда еще мало кто мог думать о последствиях коммунистических «экспериментов». Капитализм выглядел отжившим, а социализм изначально содержал в себе гуманизм как ядро концепции. Только к концу ХХ века капиталистический мир извлек уроки из коммунистической альтернативы, включив многие социальные меры в свою систему. Он стал гуманным под внешним давлением, а коммунизм стал своей противоположностью — из идеи безгосударственного общества он превратился в самую что ни есть тоталитарную государственность.
Султан-Галиев соединил исламские ценности с идеями социализма, что нашло отклик в арабских странах. Неслучайно Александр Беннигсен назвал его идеологом «третьего мира». Если бы исламский мир последовательно придерживался идей Султан-Галиева, он не дошел бы до такого мерзкого состояния, которое мы наблюдаем сегодня. Султан-Галиев, находясь в тюрьме, предсказал распад Советского Союза, как матрешечной псевдофедерации. Можно только удивляться его прозорливости. К сожалению, у нас помнят третьестепенных общественных деятелей и забывают тех, кто оказал влияние на мировые процессы.

Сталинский замысел

Идея Татаро-Башкирской республики не реализовалась. Можно это объяснять позицией Заки Валиди или гражданской войной, однако главная причина крылась в руководстве советской страны, не желавшей усиления национальных республик. Размежевание татар и башкир по своим республикам стало большой удачей большевиков. Причем оно было произведено не по границам этнического расселения двух народов. В состав Башкирии были включены западные регионы, включая Уфу, со сплошным татарским населением. Таким образом, башкиры в своей республике оказались в меньшинстве. Первоначально предполагалось проведение референдума в западных уездах Башкирии с тем, чтобы татары могли сделать свой выбор. Но со временем о референдуме постарались «забыть». Такая операция по разделу территорий Татарии и Башкирии должна была ослабить татар, а заодно вбить клин между татарами и башкирами. Задуманное большевиками удалось осуществить. «Малая Башкирия» прекратила свое существование, а Заки Валиди бежал в Туркестан.
Москва не ограничилась искусственным разделением татар по разным республикам, она начала создавать так называемый «оренбургский коридор», переселяя значительное количество русских, казаков, украинцев в Оренбургскую область. Когда-то Оренбург основали татары для торговли с Азией. Постепенно татары оказались не просто в меньшинстве, но и возникла область, отделившая татар от казахов.
Сталин хорошо понимал значение татарского фактора. Не случайно его первой жертвой стал Султан-Галиев. В 1936 году опять-таки не случайно в Конституции СССР появились, наряду с союзными, автономные республики с урезанным статусом, и вовсе не случайно в 1944 году в разгар войны выходит постановление партии о запрещении изучения Золотой Орды и татарских ханств. В то время, как союзным республикам помогали поднимать национальную культуру, для автономий оставили перспективу ассимиляции.

Новое время: стратегическое соседство

В перестроечные годы, продолжая сталинские традиции, начали насаждать образ Татарстана как ярого сепаратиста. Вопреки распространенному мнению, татары никогда не были сепаратистами, поскольку живут на своей собственной территории, когда-то называвшейся Татарией (или Tartaria в латинских источниках и европейских картах). Татары — государственники, они не приняли разрушение СССР, организованное руководителями трех славянских народов в Беловежской пуще.

С перестройкой старая политика разделения татар и башкир получила свое продолжение: во время переписей в Башкортостане занимались манипуляцией с этническим составом населения. Многие татарские деревни оказались записанными как башкирские. Псевдоисторики кинулись доказывать башкирские корни татарских населенных пунктов, причем не только в своей республике, но и в Татарстане. Однако в реальности административный ресурс всегда имеет свой предел давления на национальные отношения.

Несмотря на все противоречия между Татарстаном и Башкортостаном, татары — единый народ, и для них границы не являются существенным препятствием. Не столь уж важно, кем их записали, главное, чтобы они помнили о своих корнях. Со временем роль границ ослабевает, что хорошо видно на примере Европы, а Россия будет вынуждена стать на путь федерализации, если конечно, политики будут строить современную, а не средневековую державу.
К сожалению, все попытки с 1990 годов более тесной интеграции Татарстана и Башкортостана не привели к положительным результатам. Постепенно Башкортостан под руководством Муртазы Рахимова перешел в разряд вечно догоняющей республики.
Геополитическое положение Республики Татарстан повышает ее значимость, несмотря на небольшие размеры территории и незначительную численность населения. Дело в том, что Волга — хребет России в политическом, экономическом, этническом плане. А Татарстан в Волжском бассейне занимает ключевое положение. При этом Башкортостан не просто граничит с Татарстаном, он примыкает той частью, где живут в основном татары. Этот фактор окажется более сильным, нежели формальные границы, тем более времена Сталина канули в Лету. Их не вернуть, для этого нет ресурсов, а главное отсутствует привлекательная идеология, не то чтобы тоталитарная с культом личности во главе, но, вообще, нет никакой идеологии. Патриотизм не может заменить идеологию. В отсутствии реальных врагов единственный итог патриотической бравады заключается в стимулировании шовинистических настроений, ищущих объект для своих нападок.

Судьбы политических деятелей, втянутых революционным вихрем в события вокруг штата Идель-Урал и Татаро-Башкирской республики оказались весьма драматичными. Садри Максуди после неудачи с учреждением штата Идель-Урал эмигрировал на Запад и оказался в Сорбонне в качестве профессора. Впоследствии его пригласили советником Ататюрка по рекомендации Юсуфа Акчуры, еще раньше оказавшегося в эмиграции. Садри Максуди разрабатывал теорию тюркского права и участвовал в подготовке Конституции Турции. Гаяз Исхаки пытался объединить антибольшевистские силы в разных странах. В Польше ему помогал бывший сокамерник Пилсудский. Со временем Гаяз Исхаки также оказался в Турции. Заки Валиди занимался организацией басмаческого движения, но в конце концов, его пути-дороги привели опять-таки в Турцию, где он прославился как автор тюрко-татарской истории. Что же касается инициаторов создания Татаро-Башкирской республики, то Вахитов был расстрелян белочехами во дворе пересыльной тюрьмы под Кремлем, а Султан-Галиев пал жертвой сталинских чисток в 1940 году.
Рафаэль Хакимов
Источник : https://realnoe...-vozmozhnost


Послать эту статью товарищу  
.
. Послано: РинатПитерский Понедельник, 24 апреля, 2017 г. - 10:11 MSK   .
.
 
.

Сайт принадлежит Санкт-Петербургской Общественной Организации "Общество Татарстан"
При копировании материалов сайта ссылка на сайт обязательна!